Terra Incognita. Клуб Полуночный Экспресс

Интервью с Милой Нокс в журнале Мир Фантастики

Интервью с Милой Нокс в журнале Мир Фантастики

Вот уже почти десять лет, с 2009 года, издательство «Росмэн» проводит конкурс «Новая детская книга», благодаря которому читатели узнали немало новых имён. Одним из его лауреатов стала Мила Нокс, чья рукопись «Макабр» победила на конкурсе в номинации «Мир фэнтези» осенью 2016 года. Книга имела немалый читательский успех, и теперь выходит продолжение этой мрачной философской сказки — роман «Путешествие в полночь». Пользуясь случаем, мы поговорили с писательницей.

Слово «макабр» означает «пляска смерти». В этом ли значении оно используется в вашей книге?

Да, популярное в Средневековье слово «макабр» — это танец, в который Смерть увлекает мёртвых и живых: королей, их шутов, священников и просто бедняков. Тем самым подчёркивалось, что перед Ней все равны. В моём фэнтези-мире Макабр — это игра между живыми и нежителями, которую Смерть устраивает раз в сто лет. Тот, кто выиграет, сможет исполнить заветное желание. Например, главный герой, Теодор Ливиану, изгой и одиночка из самого сердца Трансильвании, отправляется на Макабр ради спасения родителей. Впрочем, с каждой новой частью трилогии нам будут открываться новые стороны Макабра, ибо это «больше, чем просто игра». Истинный же смысл того, зачем Смерть устраивает такое «развлечение», мы узнаем лишь в финале трилогии…

«Макабр» часто описывают как мрачную философскую сказку. Чем вызван ваш интерес к такой эстетике?

От природы я меланхоличный, задумчивый человек — это, пожалуй, чувствуется и по книге. Мне нравится размышлять не о событиях или людях, а об идеях. Отсюда склонность к философии. Устами Кобзаря я рассуждаю о природе добра и зла, смерти и любви, чтобы разобраться и в собственной жизни тоже… Таким образом, от природы я получила интерес к мраку, но, к счастью, в итоге всегда выбираю свет. Поэтому мрачный «Макабр» оборачивается историей о том, как тот, кто был ненавидим людьми и ненавидел в ответ, смог всё простить и, несмотря ни на что, на-учился любить. Amorvincitomnia, утверждает Глашатай Смерти. Любовь побеждает всё. Это — центральная идея Макабра, а мрачный антураж… именно в темноте ярче всего горит свет.

Первая часть серии «Макабр», «Игра в сумерках», стала победителем литератур-ного конкурса «Новая детская книга». Вы писали её специально для конкурса?

Да, я писала Макабр специально для «Новой детской книги». Я слежу за конкурсом с первых лет его существования. Видела, как «Часодеи» становятся бестселлером, как и «Зерцалия». С Евгением Гаглоевым мы участвовали в 2012 году рука об руку (правда, я — в номинации детских сказок). Я наблюдала за людьми, которые работают в этом издательстве, читала выходящие книги и… влюбилась в «Росмэн». Мне нравится их бережное отношение к авторам, читателям. То, как продвигаются проекты, какое внимание уделяется оформлению. Каждый проект любим.

Совсем недавно вышла вторая часть «Макабра» — «Путешествие в полночь». Расскажите подробнее о второй книге. Чего ждать читателю?

Во второй книге игроки Макабра отправляются в Полночь — мир самой Смерти. Там не восходит солнце, а чёрные леса и пустоши освещает золотая луна. Потому и обложка книги чёрно-золотая. Продолжается и духовное путешествие Теодора. Ему и трём другим игрокам приходится вступить в альянс, чтобы выжить в таинственном мире, полном опасностей. Кажется, наконец-то Тео нашёл друзей… Но смогут ли непохожие друг на друга союзники, жители и нежители, дойти до конца вместе? Смогут ли удержать дружбу? Ведь нет ничего прекрасней мира Полуночи…и ужасней тоже.

А что вы сами предпочитаете читать? Какие у вас любимые книги и авторы?

Как правило, я невероятно избирательный человек, но в литературе для меня все направления интересны: триллеры, романтика, готика, детские сказки. Я считаю, в каждом жанре можно найти выдающиеся произведения. Но так уж выходит, что больше всего я читаю фэнтези. Есть и совершенно особенная для меня книга — «Властелин колец» Джона Р. Р. Толкина. Я перечитываю её каждую осень уже много-много лет… Толкин дал мне ощутить то особенное чувство, когда открываешь книгу — и словно возвращаешься домой после долгого путешествия. Наверное, многие поймут, что я имею в виду.