Terra Incognita. Клуб Полуночный Экспресс



Татьяна Мастрюкова рассказала об Анисимовне!

Татьяна Мастрюкова рассказала об Анисимовне!

Те, кто прочитали «Тихих гостей» уже знают, что это за персонаж. Милая старушка, живущая в соседнем доме. Каждое лето с ней встречаешься, ну да, странная, ну так она же старенькая!
Мы решили поинтересоваться у Татьяны, как создавался такой образ. Ведь всем известно, что своих персонажей Татьяна встречала вживую!

«Прекрасная соседская старушка Анисимовна!
Конечно, звали её не так. Но — удивительное дело! — мне даже не пришлось долго раздумывать над псевдонимом этой деревенской бабки. Он всплыл сам, и, надо сказать, очень сильно похож на настоящее имя.
Все в деревне звали её по отчеству, и я, приезжая к подружке на дачу летом, даже первое время не знала: фамилия это, прозвище, отчество, и потому старалась не обращаться к соседке. Благо, она сама отлично всё про всех знала, и разговоры заводила первая.
Летом, когда мы всегда были с кем-то из взрослых, Анисимовна, несмотря на свою не самую лучшую репутацию, была довольно безобидной соседкой. Особенно когда на подружкином участке топили баню))
Те не самые приятные вещи, которые она нам, девчонкам, говорила, мы благополучно пропускали мимо ушей.
Она действительно настоятельно убеждала меня пить из протухшего колодца, откуда брали воду для поливки огорода. Она действительно заманивала подружку к себе в дом под каким-то дурацким предлогом.
Она оговаривала посадку растений, давала заведомо неверные советы, говорила гадости за спиной, нехорошо хитрила, и вообще слыла чуть ли не ведьмой. Но летом, повторюсь, мы вообще не обращали на это внимание.
Да, собственно, нам и дела не было до соседской старушки с её завихрениями. Нам, например, казалась смешной ситуация, когда мы приносили из леса полную корзину грибов, Анисимовна, как специалист, объявляла их несъедобными, а потом преспокойно собирала выкинутые на компостную кучу наши грибы и уносила к себе домой варить суп или жарить)))
Нам и в голову не могло прийти, что зимой, когда Анисимовна окажется практически единственным взрослым человеком, к которому мы можем обратиться за помощью, эти все странности вылезут совершенно с другой, далеко не безобидной стороны.
То, что она сначала усыпит бдительность чем-то хорошим, а потом, причитая: «Что ж вас, детей, одних отпустили-то! Ой, пропадёте!», будет предпринимать попытки претворить свои «пророчества» в жизнь.
Если я и сделала её таким инфернальным персонажем, то всего лишь довела все эти странности до логического конца».